Перед Великой Отечественной войной предсказывал неисчислимые бедствия народные, молился и плакал, что много крови прольется за то, что всё делается не по воле Божией, не по закон - страница 3

1931 г. – на­ча­ло воз­вра­ще­ния (ре­ше­ни­ем ЦИК СССР) из­би­ра­тель­но­го пра­ва «ли­шен­цам». Чис­ло их со­кра­ти­лось до чуть бо­лее двух млн. че­ло­век (2, 5 % взрос­ло­го на­се­ле­ния).

1934 г. – про­изош­ли пер­вые из­ме­не­ния в офи­ци­аль­ных взгля­дах по от­но­ше­нию к ис­то­ри­че­ским дея­те­лям Цар­ской Рос­сии.

22 сен­тяб­ря 1935 г. – для ко­манд­но­го и на­чаль­ст­вую­ще­го со­ста­ва Крас­ных ар­мии и фло­та бы­ли вве­де­ны пер­со­наль­ные во­ин­ские зва­ния – лей­те­нант, ка­пи­тан, май­ор, пол­ков­ник. Сло­во «офи­цер» офи­ци­аль­но вновь об­ре­ло по­ло­жи­тель­ный смысл.

Воз­ра­ще­на бы­ла в обы­ден­ную жизнь ел­ка, прав­да, но­во­год­няя, а не Ро­ж­де­ст­вен­ская, но до тех пор на­хо­див­шая­ся под стро­гим за­пре­том. «Ком­со­моль­цы, по­лит­ра­бот­ни­ки, – пи­са­ла «Прав­да» 28 де­каб­ря 1935 г., – долж­ны под Но­вый год уст­ро­ить кол­лек­тив­ные ел­ки для де­тей. В шко­лах, дет­ских до­мах, во двор­цах пио­не­ров, дет­ских клу­бах, дет­ских ки­но и те­ат­рах – вез­де… Не долж­но быть ни од­но­го кол­хо­за, где бы прав­ле­ние вме­сте с ком­со­моль­ца­ми не уст­рои­ло бы на­ка­ну­не Но­во­го го­да ел­ку для сво­их ре­бя­ти­шек».

«Сло­ва “ро­ди­на”, “Ве­ли­ко­рос­сия”, ме­ло­чи бы­та вро­де елоч­ки и т. п., – за­пи­сы­вал 15 фев­ра­ля 1936 г. в сво­ем днев­ни­ке М. М. При­швин, – при­ни­мае­мые обы­ва­те­лем “ве­се­ло”, име­ют не мень­шее ра­бо­чее зна­че­ние, чем на вой­не пуш­ки и про­ти­во­га­зы... Итак, по всей ве­ро­ят­но­сти, жизнь бу­дет де­лать­ся все ве­се­лей и ве­се­лей вплоть до вой­ны...»818

30 де­каб­ря 1935 г. – пуб­ли­ка­ция в «Из­вес­ти­ях» пра­ви­тель­ст­вен­но­го по­ста­нов­ле­ния «О прие­ме в выс­шие учеб­ные за­ве­де­ния и тех­ни­ку­мы», от­ме­няв­ше­го все ог­ра­ни­че­ния, свя­зан­ные с со­ци­аль­ным про­ис­хо­ж­де­ни­ем.

1936 г. – раз­ре­ше­но сво­бод­ное про­жи­ва­ние по всей стра­не вы­слан­ных из Ле­нин­гра­да в свя­зи с убий­ст­вом С. М. Ки­ро­ва.

20 ап­ре­ля 1936 г. – ЦИК СССР от­ме­нил су­ще­ст­во­вав­шие для ка­за­ков ог­ра­ни­че­ния в во­ин­ской служ­бе. Вско­ре при­сту­пи­ли к фор­ми­ро­ва­нию от­дель­ных ка­зачь­их час­тей. То­гда же на До­ну на ста­нич­ных схо­дах, с пред­ва­ри­тель­но­го со­гла­сия И. В. Ста­ли­на, он был при­нят в ка­за­ки. «На празд­но­ва­нии го­дов­щи­ны ОГ­ПУ, – вспо­ми­нал оче­ви­дец, – ко­то­рое со­стоя­лось в де­каб­ре 1935 го­да в Боль­шом те­ат­ре, всех по­ра­зи­ло при­сут­ст­вие... груп­пы ка­зачь­их стар­шин в вы­зы­ваю­щей фор­ме цар­ско­го об­раз­ца... Взгля­ды при­сут­ст­вую­щих ча­ще уст­рем­ля­лись в сто­ро­ну вос­кре­шен­ных ата­ма­нов, чем на сце­ну. Быв­ший на­чаль­ник ОГ­ПУ [М. А. Три­лис­сер], от­бы­вав­ший ко­гда-то ка­тор­гу, про­шеп­тал, об­ра­ща­ясь к си­дев­шим ря­дом кол­ле­гам: “Ко­гда я на них смот­рю, во мне вся кровь за­ки­па­ет! Ведь это их ра­бо­та!” – и на­кло­нил го­ло­ву, что­бы те мог­ли ви­деть шрам, ос­тав­ший­ся от уда­ра ка­зац­кой шаш­кой»819.

Ра­нее вся­че­ски вос­хва­ляв­шая­ся опе­ра по пье­се Демь­я­на Бед­но­го «Бо­га­ты­ри», в 1936 г. не­ожи­дан­но бы­ла под­верг­ну­та ост­рой кри­ти­ке. «В га­зе­те – по­ста­нов­ле­ние Ко­ми­те­та по де­лам ис­кусств, – чи­та­ем за­пись от 14 но­яб­ря в днев­ни­ке же­ны из­вест­но­го пи­са­те­ля Е. С. Бул­га­ко­вой, – “Бо­га­ты­ри” сни­ма­ют­ся. “…За глум­ле­ние над Кре­ще­ни­ем Ру­си…”, в ча­ст­но­сти. Я бы­ла по­тря­се­на»820.

Не­ма­лое по­тря­се­ние, ду­ма­ет­ся, ис­пы­та­ли и пра­во­вер­ные ком­му­ни­сты. Прав­да, для вос­при­ятия в их сре­де нуж­ны бы­ли осо­бые «ар­гу­мен­ты». И они бы­ли най­де­ны. В. М. Мо­ло­тов вспо­ми­нал: «Мне при­шлось в МИ­Де вы­сту­пать по это­му во­про­су, пе­ред свои­ми, по по­во­ду то ли ста­тьи, то ли бас­ни Демь­я­на Бед­но­го – там у ав­то­ра та­кое мне­ние, что сла­вя­не как бы сду­ру бро­си­лись в Днепр при­ни­мать пра­во­сла­вие. При­шлось внут­рен­не ох­ла­дить его, что это во­все не сду­ру бы­ло сде­ла­но, а это был шаг в сто­ро­ну За­па­да, шаг с на­шей сто­ро­ны в сто­ро­ну лю­дей, ко­то­рые нам бы­ли наи­бо­лее нуж­ны, чтоб не на­де­лать оши­бок в от­но­ше­ни­ях с на­ши­ми со­се­дя­ми. Это для Рос­сии бы­ло по­лез­ное де­ло, и не­за­чем нам по­ка­зы­вать свою глу­пость. Не всем сре­ди чис­тых боль­ше­ви­ков, ком­му­ни­стов это бы­ло по­нят­но. Это был не толь­ко ду­хов­ный, но и по­ли­ти­че­ский шаг в ин­те­ре­сах раз­ви­тия на­шей стра­ны и на­ше­го на­ро­да…»821

Ле­то 1936 г. – вос­ста­нов­ле­ние в по­ли­ти­че­ских пра­вах всех «ли­шен­цев», а так­же 768 тыс. чел., ре­прес­си­ро­ван­ных по за­ко­ну от 7 ав­гу­ста 1932 г. («за­кон о ко­лос­ках»).

Осень 1936 г. – уп­разд­не­ние кар­точ­ной сис­те­мы. Бы­ла уза­ко­не­на сво­бод­ная про­да­жа мя­са, мас­ла, ры­бы, са­ха­ра и ово­щей.

В 1937 г. ве­ду­щий со­вет­ский ис­то­ри­че­ский жур­нал «Ис­то­рик-мар­ксист» пуб­ли­ку­ет ста­тью с по­ло­жи­тель­ной оцен­кой зна­че­ния Кре­ще­ния Ру­си. Да­же жур­нал «Без­бож­ник» в сле­дую­щей го­ду (1938. № 5) на­пе­ча­тал ста­тью «Кре­ще­ние Ру­си».

В пар­тий­ном офи­цио­зе «Прав­де» 3 ап­ре­ля 1937 г. мож­но бы­ло про­чи­тать мно­го­зна­чи­тель­ное: «Ве­рую­щий – не враг на­шей вла­сти».

Соз­да­ние и ши­ро­кая де­мон­ст­ра­ция ки­но­филь­мов «Петр Пер­вый» (1937), «Алек­сандр Нев­ский» (1938), «Ми­нин и По­жар­ский» (1939), «Су­во­ров» (1940). Про­смот­рев эти филь­мы, со­труд­ник НКВД, род­ст­вен­ник не­бе­зыз­ве­ст­но­го че­ки­ста Бо­кия, зая­вил: «Ес­ли де­ла так даль­ше пой­дут, то ско­ро мы ус­лы­шим “Бо­же, Ца­ря хра­ни”...»822 И, вправ­ду, бы­ло от че­го пой­ти го­ло­ве кру­гом, ко­гда из ки­но­те­ат­ров не­слось зна­ме­ни­тое «Вста­вай­те, лю­ди рус­ские...»

7 мая 1940 г. ука­зом Пре­зи­диу­ма Вер­хов­но­го Со­ве­та СССР бы­ли вос­ста­нов­ле­ны ге­не­раль­ские и ад­ми­раль­ские зва­ния. В том же го­ду бы­ла от­ме­не­на пя­ти­днев­ная ра­бо­чая не­де­ля. Сло­во «вос­кре­се­ние» сно­ва во­шло в по­все­днев­ную жизнь на­ро­да.

Чи­та­ешь это ску­пое пе­ре­чис­ле­ние фак­тов, и хо­тя зна­ешь, что все это бы­ло, все рав­но ло­вишь се­бя на мыс­ли: не мо­жет быть! А еще при­хо­дят на па­мять сло­ва Н. С. Хру­ще­ва, ска­зан­ные им в го­ды сво­его прав­ле­ния слу­жив­ше­му в КГБ уче­но­му-ана­ли­ти­ку: «Во­об­ще в Рос­сии на­столь­ко ве­ли­ка инер­ция, что по­бо­роть ее поч­ти не­воз­мож­но. Вот ты ду­ма­ешь, не­бось, что я, пер­вый сек­ре­тарь, мо­гу что-ни­будь из­ме­нить в этом го­су­дар­ст­ве. Чер­та с два! Ка­кие бы я ре­фор­мы ни пред­ла­гал и ни про­во­дил, в ос­но­ве сво­ей все ос­та­ет­ся по-преж­не­му. Рос­сия – как ка­душ­ка с кваш­ней: cунешь в нее ру­ку до са­мо­го дна – и вро­де ты хо­зя­ин по­ло­же­ния, а вы­нешь – и ос­та­нет­ся ед­ва за­мет­ная ям­ка, да и та на гла­зах за­тя­нет­ся и ос­та­нет­ся ноз­д­ре­ва­тая пых­тя­щая мас­са»823.

Это по­сту­па­тель­ное дви­же­ние не ос­та­но­ви­ла да­же вой­на.

В 1941 го­ду с вер­шин вла­сти на весь мiр про­зву­ча­ло: 3 ию­ля – «бра­тья и се­ст­ры!», а 7 но­яб­ря: «Пусть вдох­нов­ля­ет вас в этой вой­не му­же­ст­вен­ный об­раз на­ших ве­ли­ких пред­ков – Алек­сан­д­ра Нев­ско­го, Ди­мит­рия Дон­ско­го, Ди­мит­рия По­жар­ско­го, Кузь­мы Ми­ни­на, Алек­сан­д­ра Су­во­ро­ва, Ми­хаи­ла Ку­ту­зо­ва!»

«Мож­но ли пред­ста­вить, – пи­шет А. Б. Свен­циц­кий, пле­мян­ник из­вест­но­го свя­щен­ни­ка-ис­по­вед­ни­ка, – Бу­ха­ри­на или Круп­скую, про­из­но­ся­щих та­кую речь? Ко­неч­но, нет! Да­же В. М. Мо­ло­то­ва – то­же нет! А Ста­лин ее про­из­нес! Ве­ра-то бы­ва­ет раз­ная! [...] Нель­зя тре­бо­вать от дея­те­ля го­су­дар­ст­ва, что­бы он дей­ст­во­вал все­гда в со­от­вет­ст­вии с за­ве­та­ми Ве­ли­ко­го стар­ца Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го. Ко­неч­но, все мною ска­зан­ное не сни­ма­ет ви­ны со Ста­ли­на за мил­лио­ны унич­то­жен­ных и час­то не­вин­ных жиз­ней. Но один ли он унич­то­жал? А “де­душ­ка” Ле­нин, а Троц­кий? Я го­во­рю с точ­ки зре­ния по­след­ст­вий тех дей­ст­вий, ко­то­рые со­вер­ши­ло ис­то­ри­че­ское ли­цо. “Со­весть за­го­во­ри­ла и се­ми­на­ри­ст­ская юность”, – ска­зал мой отец, глу­бо­ко не­на­ви­дев­ший Ста­ли­на, как и всех ком­му­ни­стов, ко­гда ус­лы­хал “бра­тья и се­ст­ры!”»824.

Внуч­ка ве­ли­ко­го рус­ско­го ком­по­зи­то­ра Н. А. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва дво­рян­ка И. В. Го­лов­ки­на еще пе­ред вой­ной пи­са­ла в сво­ем ав­то­био­гра­фи­че­ском ро­ма­не «По­бе­ж­ден­ные»: «…Свя­тое те­ло Рос­сии все-та­ки здесь, и я не мо­гу до­пус­тить да­же в мыс­лях, что­бы его рас­тер­за­ли на час­ти, как Гос­под­нюю ри­зу. В слу­чае вой­ны я… с боль­ше­ви­ка­ми! Я не знаю, как у ме­ня ру­ка по­вер­ну­лась на­пи­сать эти строч­ки, но так я про­чла в сво­ей ду­ше! Сей­час нет дру­го­го пра­ви­тель­ст­ва, ко­то­рое мог­ло бы ох­ра­нить на­ши гра­ни­цы, а на боль­шую стра­ну не­из­беж­но на­бра­сы­ва­ют­ся хищ­ни­ки»825.

Еще в 1941 г. Ста­лин до­ве­ри­тель­но ска­зал по­слу США А. Гар­ри­ма­ну: «У нас нет ни­ка­ких ил­лю­зий, буд­то бы они сра­жа­ют­ся за нас (боль­ше­ви­ков – С. Ф.). Они сра­жа­ют­ся за мать-Рос­сию»826.

Это по­ни­ма­ние на­шло вы­ра­же­ние опять-та­ки в кон­крет­ных дей­ст­ви­ях:

18 сен­тяб­ря 1941 г. ре­ше­ни­ем Став­ки Вер­хов­но­го Глав­но­ко­ман­дую­ще­го уч­ре­ж­де­на Гвар­дия.

29 ию­ля 1942 г. уч­ре­ж­де­ны ор­де­на Су­во­ро­ва, Ку­ту­зо­ва и Алек­сан­д­ра Нев­ско­го.

9 ок­тяб­ря 1942 г. ли­к­ви­ди­ро­ван ин­сти­тут во­ен­ных ко­мис­са­ров.

6 ян­ва­ря 1943 г. ука­зом Пре­зи­диу­ма Вер­хов­но­го со­ве­та СССР в ар­мии бы­ли вве­де­ны по­го­ны (на фло­те – 15 фев­ра­ля 1943 г.).

15 мая 1943 г. рас­пу­щен Ко­мин­терн.

Из­ме­не­ние от­но­ше­ний пра­ви­тель­ст­ва к Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в пер­вые го­ды вой­ны (свер­ну­та бы­ла ан­ти­ре­ли­ги­оз­ная про­па­ган­да, усы­п­лен Со­юз во­ин­ст­вую­щих без­бож­ни­ков, пре­кра­ти­лись аре­сты свя­щен­но­слу­жи­те­лей) яви­лось пре­лю­ди­ей для еще бо­лее ре­ши­тель­ных дей­ст­вий со сто­ро­ны вла­стей.

26 ав­гу­ста/8 сен­тяб­ря 1943 г. (в день Сре­те­ния Владимiрской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри), че­рез че­ты­ре дня по­сле встре­чи в Крем­ле И. В. Ста­ли­на с ми­тро­по­ли­том Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским), по­след­ний был из­бран на Ар­хие­рей­ском Со­бо­ре Пат­ри­ар­хом Мо­с­ков­ским и всея Ру­си.

10 ок­тяб­ря 1943 г. уч­ре­ж­ден ор­ден Бо­гда­на Хмель­ниц­ко­го. (В це­ли уч­ре­ж­де­ния это­го ор­де­на пред­сто­ит еще вду­мать­ся. Де­лать это толь­ко вви­ду ос­во­бо­ж­де­ния Ук­раи­ны – бы­ло не по-ста­лин­ски не­даль­но­вид­но. Не за­бу­дем, что этот че­ло­век об­ра­тил в не­бы­тие «зо­ло­той пе­ри­од» поль­ско-ли­тов­ско­го ев­рей­ст­ва827, ко­то­ро­го ев­реи име­но­ва­ли не ина­че как «Хмель-зло­дей, да со­трет­ся имя его!»828 Сде­лан­ное им с за­по­рож­ски­ми ка­за­ка­ми они «срав­ни­ва­ли с раз­ру­ше­ни­ем Ие­ру­са­лим­ско­го хра­ма»829. «Та­кое бед­ст­вие, – пи­сал италь­ян­ский рав­вин, – не слу­ча­лось с тех пор, как Из­ра­иль ли­шил­ся сво­его го­су­дар­ст­ва»830. О том же, на что от­ве­тил Бо­гом дан­ный Бо­гдан, дос­та­точ­но лег­ко уз­нать, от­крыв то­мик А. С. Пуш­ки­на831, в ко­то­ром со­дер­жит­ся ре­цен­зия на­ше­го ве­ли­ко­го по­эта на «Ис­то­рию Ру­сов или Ма­лой Рос­сии», при­пи­сы­вае­мую ар­хи­епи­ско­пу Бе­ло­рус­ско­му Ге­ор­гию (Ко­ни­ско­му, †1795)832.)

1 ян­ва­ря 1944 г. «Ин­тер­на­цио­нал» был за­ме­нен но­вым Го­су­дар­ст­вен­ным гим­ном СССР.

3 мар­та 1944 г. уч­ре­ж­де­ны ор­де­на Уша­ко­ва и На­хи­мо­ва.

В кон­це вой­ны офи­ци­аль­но бы­ло раз­ре­ше­но но­ше­ние ор­де­нов Рос­сий­ской Им­пе­рии, при­сво­ен­ных за бое­вые за­слу­ги.

В кон­це ап­ре­ля 1945-го, в пред­две­рии встре­чи со­вет­ских войск с анг­ло-аме­ри­кан­ца­ми на тер­ри­то­рии Гер­ма­нии, бы­ли ус­та­нов­ле­ны опо­зна­ва­тель­ные зна­ки. На го­лов­ных на­ших тан­ках дол­жен был сто­ять бе­лый крест, со­юз­ни­ки обо­зна­ча­ли се­бя бе­лой пя­ти­ко­неч­ной звез­дой833.

26 ию­ня 1945 г. вве­де­но бы­ло выс­шее во­ин­ское зва­ние ге­не­ра­лис­си­мус, на сле­дую­щий день при­сво­ен­ное И. В. Ста­ли­ну.

На­род­ные ко­мис­са­ры (нар­ко­мы) пре­вра­ти­лись в ми­ни­ст­ров. Все­со­юз­ная ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия боль­ше­ви­ков бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в Ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию Со­вет­ско­го Сою­за.

Про­ще все­го во всем этом ви­деть од­ну лишь «лов­кую под­дел­ку», «фаль­шив­ку».

Но… вот один крас­но­ре­чи­вый факт. Осе­нью 1945 г в прак­ти­че­ски не­дос­туп­ный уго­лок юж­но­си­бир­ской тай­ги до­б­рал­ся от­ряд во­ен­ных то­по­гра­фов. Вы­шли они к из­буш­ке, в ко­то­рой с кон­ца 1920-х го­дов, ос­та­вив мiр, жи­ла ны­не ши­ро­ко из­вест­ная се­мья ста­ро­об­ряд­цев Лы­ко­вых. Воз­глав­ляв­ший то­по­гра­фи­че­ский от­ряд лей­те­нант Бе­реж­ков, вер­нув­шись, до­но­сил по ко­ман­де: «В се­мье де­ти. Двое уже взрос­лые. Гла­ва же се­мьи, уви­дев по­го­ны, ре­шил, что вер­ну­лась Цар­ская власть, на­чал мо­лить­ся и пы­тал­ся це­ло­вать мои са­по­ги»834. Что­бы впол­не осоз­нать про­изо­шед­шие пе­ре­ме­ны, спро­сим се­бя: так ли бы по­сту­пил на мес­те лей­те­нан­та 1945 г. крас­ный ко­ман­дир 1920-1930-х го­дов? И та­ко­вы ли бы­ли бы по­след­ст­вия для Лы­ко­вых «док­ла­да по ко­ман­де» в те же при­сно­па­мят­ные го­ды? А ведь их, ху­до-бед­но, ос­та­ви­ли в по­кое еще лет на три­дцать…

В гор­ни­ле жес­то­кой (по сво­ему раз­ма­ху до сих пор не­пре­взой­ден­ной) вой­ны под­ня­лась не­ви­дан­ная еще Сверх­дер­жа­ва.

Слы­ша­ли ли вы мар­ши той по­ры, ну хоть вот ге­не­ра­ла С. А. Чер­нец­ко­го; те, что ста­ли гим­ном по­бед на­шей Ар­мии на фрон­тах Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны: «Па­рад», «Са­лют Мо­ск­вы», «Ге­рои Ста­лин­гра­да» «Марш тан­ки­стов», «Марш гвар­дей­цев-ми­но­мет­чи­ков», «Всту­п­ле­ние Крас­ной Ар­мии в Бу­ха­рест», «Всту­п­ле­ние Крас­ной Ар­мии в Бу­да­пешт», «Празд­ник По­бе­ды»? На Пот­сдам­ской кон­фе­рен­ции Уин­стон Чер­чилль три­ж­ды про­сил ис­пол­нить марш «Сла­ва Ро­ди­не». На ис­то­ри­че­ском па­ра­де в 1945-м ге­не­рал Чер­нец­кий ди­ри­жи­ро­вал ор­ке­ст­ром. И до сих пор ни один боль­шой во­ен­ный па­рад не об­хо­дит­ся без его мар­шей. Нет, та­кую му­зы­ку на все вре­ме­на из-под пал­ки не на­пи­шешь! Как го­во­рил не­ко­гда А. Сент-Эк­зю­пе­ри: дос­та­точ­но ус­лы­шать ста­рую фран­цуз­скую пес­ню, что­бы ощу­тить на­ше ни­что­же­ст­во.

Стра­на вла­де­ла мощ­ной Ар­ми­ей. Тра­ди­ци­он­но луч­ший в мiре сол­дат был под­кре­п­лен опыт­ным офи­цер­ским кор­пу­сом и ге­не­ра­ли­те­том. А та­ко­го оби­лия пол­ко­вод­цев, пря­мо ска­жем, не зна­ла Им­пе­ра­тор­ская ар­мия по­след­не­го Цар­ст­во­ва­ния. В рас­по­ря­же­нии их бы­ла в дос­та­точ­ном ко­ли­че­ст­ве луч­шая в мiре тех­ни­ка (тан­ки, са­мо­ле­ты, ар­тил­ле­рия), про­из­вод­ст­во ко­то­рой бы­ло на­ла­же­но ста­биль­но.

С пол­ным дос­то­ин­ст­ва спо­кой­ст­ви­ем ар­мия внут­рен­не на­чи­на­ла осоз­на­вать это. «Пом­ни, – на­по­ми­нал ло­зунг вес­ны 1945-го, – что ты но­сишь фор­му са­мой мо­гу­ще­ст­вен­ной ар­мии в мiре. Стро­го ох­ра­няй ее честь!»835

По мо­щи и опы­ту за всю свою дол­гую и слав­ную ис­то­рию Рос­сия еще ни­ко­гда не об­ла­да­ла та­кой ар­ми­ей. И та­ки­ми Воо­ру­жен­ны­ми Си­ла­ми в то вре­мя дей­ст­ви­тель­но не об­ла­да­ла ни од­на стра­на мiра. А ведь ар­мия – это, пре­ж­де все­го мощ­ней­ший и ве­со­мей­ший ин­ст­ру­мент в ру­ках опыт­но­го по­ли­ти­ка, ка­ко­вым, не­со­мнен­но, был И. В. Ста­лин.

Под­твер­жде­ние это­му мы на­хо­дим, в ча­ст­но­сти, в не­сколь­ких ма­ло­из­ве­ст­ных фак­тах.

Еще в ап­ре­ле 1945 г. Ста­лин го­во­рил о Гер­ма­нии: «Это вы­со­ко­раз­ви­тая ин­ду­ст­ри­аль­ная стра­на с ис­клю­чи­тель­но ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным и мно­го­чис­лен­ным ра­бо­чим клас­сом и тех­ни­че­ской ин­тел­ли­ген­ци­ей. Дай­те им две­на­дцать-пят­на­дцать лет, и они опять вста­нут на но­ги. Вот по­че­му важ­но един­ст­во сла­вян. Но да­же, не­смот­ря на это, ес­ли един­ст­во сла­вян бу­дет су­ще­ст­во­вать, ни­кто не по­сме­ет и паль­цем по­ше­вель­нуть… Вой­на ско­ро кон­чит­ся! Че­рез пят­на­дцать или два­дцать лет мы вос­ста­но­вим­ся и то­гда по­про­бу­ем еще»836.

Шли бои за Бер­лин, а в Став­ке уже об­су­ж­да­ли про­бле­му даль­ней­ше­го про­дви­же­ния на за­пад. Пред­ва­ри­тель­но бы­ли оп­ро­ше­ны все ко­ман­дую­щие фрон­та­ми и фло­та­ми. Об­щее мне­ние бы­ло: «Впе­ред до Ла-Ман­ша!»837 Та­ко­го же мне­ния бы­ли офи­це­ры и сол­да­ты. Лю­ди го­то­вы бы­ли «ид­ти впе­ред до упо­ра. До Ат­лан­ти­ки. Был бы при­каз. Анг­ли­ча­не и аме­ри­кан­цы не пре­гра­да. По срав­не­нию с нем­ца­ми они не во­яки, трях­ни ра­зок – они и по­сы­п­лют­ся»838. Что и го­во­рить, си­туа­ция соз­да­лась уни­каль­ная. Цель – Ис­па­ния с не­до­би­тым Фран­ко. Мы име­ли ог­ром­ную, хо­ро­шо воо­ру­жен­ную опыт­ную ар­мию, на­деж­ные ре­зер­вы. Кро­ме то­го, име­лось до по­лу­мил­лио­на во­ен­но­плен­ных, склон­ных вое­вать про­тив анг­ло­сак­сов. А те, в свою оче­редь, по­ряд­ком увяз­ли на Ти­хом океа­не; без по­мо­щи СССР им не спра­вить­ся с япон­ца­ми за год, а, по­жа­луй, и за пол­то­ра. Руз­вельт умер. По­ло­же­ние Чер­чил­ля весь­ма шат­кое: гря­дут вы­бо­ры, не су­ля­щие ему ни­ка­ко­го ус­пе­ха839.

«…Пе­ред Па­ра­дом По­бе­ды в Мо­ск­ву при­бы­ли мно­гие на­ши пол­ко­вод­цы, ко­ман­дую­щие фрон­та­ми и ар­мия­ми, не­ко­то­рые из них бы­ли при­гла­ше­ны в Кремль для об­ме­на мне­ния­ми о на­ших во­ен­ных пер­спек­ти­вах на За­па­де и на Вос­то­ке. В при­сут­ст­вии чле­нов По­лит­бю­ро. Во­про­сы за­тра­ги­ва­лись раз­ные, но бы­ло вид­но, что Ста­ли­на в дан­ном слу­чае ин­те­ре­су­ет од­но: сто­ять ли нам в Ев­ро­пе на дос­тиг­ну­тых ру­бе­жах или дви­гать­ся даль­ше? Сам он мол­чал, да­вая воз­мож­ность вы­ска­зать­ся всем, кто хо­тел. И прак­ти­че­ски все мар­ша­лы и ге­не­ра­лы в той или иной фор­ме вы­сту­па­ли за то, что­бы раз­вить на­ши ус­пе­хи. До Ла-Ман­ша и до Гиб­рал­та­ра.

Го­ря­чо вы­сту­пил мар­шал Жу­ков – ве­ро­ят­но, по­сле пред­ва­ри­тель­ной кон­суль­та­ции со Ста­ли­ным. Об­на­ро­до­вал дан­ные на­шей раз­вед­ки, зая­вив о том, что анг­ли­ча­не на­гло по­пи­ра­ют Дек­ла­ра­цию со­юз­ни­ков о по­ра­же­нии Гер­ма­нии, под­пи­сан­ную 5 ию­ня 1945 го­да, пре­ду­смат­ри­ваю­щую пол­ное и по­все­ме­ст­ное ра­зо­ру­же­ние не­мец­ких войск. В сво­ей зо­не ок­ку­па­ции анг­ли­ча­не со­хра­ня­ют круп­ные кон­тин­ген­ты всех ро­дов и ви­дов фа­ши­ст­ских воо­ру­жен­ных сил: пе­хо­ту, ар­тил­ле­рию, тан­ки, авиа­цию, во­ен­но-мор­ской флот. У них не толь­ко преж­нее ору­жие, но и зва­ния и на­гра­ды. Ар­мей­ская груп­па “Норд” – бо­лее двух­сот ты­сяч лич­но­го со­ста­ва. Толь­ко в про­вин­ции Шлез­виг-Голь­штейн на­хо­дят­ся око­ло мил­лио­на не­мец­ких сол­дат и офи­це­ров, не пе­ре­ве­ден­ных на по­ло­же­ние во­ен­но­плен­ных, им вы­пла­чи­ва­ет­ся де­неж­ное до­воль­ст­вие, с ни­ми про­во­дят­ся за­ня­тия по бое­вой под­го­тов­ке. Та­ких фак­тов мно­же­ст­во. А про­тив ко­го все это на­прав­ле­но? Про­тив нас, ра­зу­ме­ет­ся. И на­до ли ждать, по­ка не­мец­кие вой­ска пол­но­стью оп­ра­вят­ся под за­щи­той ко­вар­но­го бри­тан­ско­го льва?

По­сле вы­сту­п­ле­ния Жу­ко­ва все с осо­бым на­пря­же­ни­ем жда­ли, что ска­жет Ста­лин»840.

«У нас хо­ро­шие вой­ска, то­ва­ри­щи, – зая­вил он. – У нас уме­лые пол­ко­вод­цы. Но мы обя­за­ны со­блю­дать дух и бу­к­ву со­гла­ше­ний с со­юз­ни­ка­ми. Хо­тя на­ши уп­ря­мые ге­не­ра­лы го­то­вы не­мед­лен­но дой­ти до Мад­ри­да. Вы хо­ти­те на­сту­пать. Это хо­ро­шо, что на­сту­па­тель­ный по­рыв не угас. Здесь го­во­ри­ли о Ла-Ман­ше. Да, мы мо­жем стре­ми­тель­ным бро­ском дой­ти до Ла-Ман­ша, ос­нов­ная про­бле­ма не в этом. Про­бле­ма в том, что к вос­то­ку от Эль­бы мы ос­во­бо­ди­те­ли сво­его на­ро­да и на­ро­дов Ев­ро­пы. А за Эль­бой мы бу­дем вы­гля­деть за­хват­чи­ка­ми, по­ра­бо­ти­те­ля­ми. Нас не пой­мут ни в сво­ей стра­не, ни в дру­гих стра­нах. Нас спро­сят: за­чем нуж­на но­вая вой­на? И мы не мо­жем на­чать ее, по­ка не най­дем убе­ди­тель­но­го от­ве­та на этот, са­мый важ­ный во­прос»841.

Эта муд­рая уве­рен­ность боль­шо­го по­ли­ти­ка бы­ла ха­рак­тер­ной чер­той Ста­ли­на и до это­го. Дос­та­точ­но вспом­нить вос­ста­нов­ле­ние тра­ди­ци­он­ной гео­по­ли­ти­че­ской гра­ни­цы ме­ж­ду Рос­си­ей и Ев­ро­пой осе­нью 1939 г., ко­гда Ста­лин от­ка­зал­ся от соб­ст­вен­но поль­ских тер­ри­то­рий, ко­то­рые пред­ла­гал ему Гит­лер. Ис­клю­чи­тель­но уме­рен­ны­ми бы­ли тре­бо­ва­ния Ста­ли­на и к Фин­лян­дии по­сле дос­тав­шей­ся боль­шой кро­вью по­бе­ды в 1940 го­ду.

Пе­ред вой­ной с Япо­ни­ей, ис­ход ко­то­рой не вы­зы­вал то­гда ни у ко­го со­мне­ний, встал во­прос не толь­ко воз­вра­ще­ния за­хва­чен­ных япон­ца­ми за со­рок лет до то­го рус­ских зе­мель, но и о воз­ме­ще­нии мо­раль­ных и ма­те­ри­аль­ных ут­рат. В свя­зи с даль­ней­шим раз­ви­ти­ем стра­ны нуж­но бы­ло ре­шить про­бле­му о не­об­хо­ди­мо­сти «сбить за­мок» с Ко­рей­ско­го про­ли­ва, что­бы по­лу­чить сво­бод­ный дос­туп в юж­ные ак­ва­то­рии. Хо­те­ли пре­тен­до­вать на са­мый се­вер­ный и один из че­ты­рех круп­ней­ших япон­ских ост­ро­вов – Хок­кай­до. Ос­но­ва­ния для это­го бы­ли. Об­су­ж­дать это ста­ли еще в се­ре­ди­не ию­ля 1945 г.

20 ав­гу­ста 1945 г. мар­шал Ва­си­лев­ский на­пра­вил Ста­ли­ну шиф­ро­ван­ное до­не­се­ние: «В на­стоя­щее вре­мя я и ко­ман­до­ва­ние Вто­ро­го Даль­не­во­сточ­но­го фрон­та серь­ез­но за­ня­ты под­го­тов­кой де­сант­ной опе­ра­ции на ост­ров Хок­кай­до. С ва­ше­го раз­ре­ше­ния мор­скую опе­ра­цию здесь нач­нем не­мед­лен­но по­сле за­ня­тия юж­ной час­ти Са­ха­ли­на. Ори­ен­ти­ро­воч­но 22.8.1945 г.»

В ночь на 21 ав­гу­ста мар­шал по­слал в вой­ска ди­рек­ти­ву: «Не­мед­лен­но, и ни в ко­ем слу­чае не позд­нее ут­ра 21 ав­гу­ста при­сту­пить к по­груз­ке 87 с[трел­ко­во­го] к[ор­пу­са] с тех­вой­ска­ми. В пре­дель­но ми­ни­маль­ные сро­ки со­сре­до­то­чить его в юж­ной час­ти о. Са­ха­лин, в рай­оне пор­та Ото­ма­ри и го­ро­да Той­о­ха­ра»842.

21 ав­гу­ста Вер­хов­ный Глав­но­ко­ман­дую­щий под­твер­дил ди­рек­ти­ву о вы­сад­ке де­сан­та на Хок­кай­до, а 22 ав­гу­ста в се­ре­ди­не дня рас­по­ря­же­ние бы­ло от­ме­не­но в свя­зи с об­ме­ном те­ле­грам­ма­ми Ста­ли­на с аме­ри­кан­ским пре­зи­ден­том Тру­мэ­ном843.

Де­ло за­клю­ча­лось, ра­зу­ме­ет­ся, не в од­ной лишь вер­но­сти «со­юз­ни­кам». Ста­лин знал под­лин­ную им це­ну и не об­ма­ны­вал­ся от­но­си­тель­но ее. Вот как он ха­рак­те­ри­зо­вал их на­ка­ну­не от­кры­тия вто­ро­го фрон­та в Нор­ман­дии в до­ве­ри­тель­ной бе­се­де с вы­со­ко­по­став­лен­ным юго­слав­ским ком­му­ни­стом: «Воз­мож­но, вы ду­мае­те, что как раз по­то­му, что мы с анг­ли­ча­на­ми со­юз­ни­ки, мы за­бы­ли о том, кто они та­кие и кто та­кой Чер­чилль. Для них нет ни­че­го бо­лее при­ят­но­го, чем об­ма­ны­вать сво­их со­юз­ни­ков. Во вре­мя пер­вой мiровой вой­ны они по­сто­ян­но об­ма­ны­ва­ли рус­ских и фран­цу­зов. А Чер­чилль? Чер­чилль – это та­ко­го ро­да че­ло­век, что, ес­ли за ним не смот­реть, он вы­та­щит у те­бя из кар­ма­на ко­пей­ку. Да, ко­пей­ку, из твое­го кар­ма­на! А Руз­вельт? Руз­вельт не та­кой. Он за­су­нет ру­ку толь­ко за бо­лее круп­ны­ми мо­не­та­ми. Но Чер­чилль? Чер­чилль – тот по­ле­зет да­же за ко­пей­кой»844. В тот же ве­чер, про­хо­дя ми­мо кар­ты мiра, Ста­лин, ука­зы­вая на вы­де­ляв­шую­ся сво­ей ок­ра­ской тер­ри­то­рию СССР, вос­клик­нул, имея в ви­ду аме­ри­кан­цев и анг­ли­чан: «Они ни­ко­гда не со­гла­сят­ся с мыс­лью, что та­кое ог­ром­ное про­стран­ст­во долж­но быть крас­ным, ни­ко­гда, ни­ко­гда!»845

Быв­ший ко­ман­дую­щий Бал­тий­ским фло­том, ад­ми­рал В. В. Ми­хай­лин, к мо­мен­ту по­бе­ды над Япо­ни­ей в 1945 г. на­зна­чен­ный ко­ман­ди­ром по­след­не­го во­ен­но­го кон­воя на Чу­кот­ку, вспо­ми­нал:

«12 сен­тяб­ря ме­ня вы­зва­ли в штаб фло­та. В ка­би­не­те ко­ман­дую­ще­го на­хо­дил­ся нар­ком, Ад­ми­рал фло­та Со­вет­ско­го Сою­за Н. Куз­не­цов, ко­ман­дую­щий фло­том ад­ми­рал И. Юма­шев, мар­ша­лы Р. Ма­ли­нов­ский, К. Ме­рец­ков. За сто­лом, в крес­ле ко­ман­дую­ще­го фло­том, мар­шал А. Ва­си­лев­ский, вид край­не ус­та­лый… Я пред­ста­вил­ся. В этот мо­мент за­ра­бо­тал те­ле­фон. Юма­шев снял труб­ку и ска­зал Ва­си­лев­ско­му: “По­скре­бы­шев. Сей­час бу­дет го­во­рить то­ва­рищ Ста­лин”. С Ва­си­лев­ско­го ус­та­лость ми­гом сле­те­ла. Встал, взял труб­ку. Я хо­тел вый­ти, но Н. К. Куз­не­цов за­дер­жал ме­ня. Раз­го­вор про­дол­жал­ся ми­нут 15-20. Ва­си­лев­ский до­ло­жил Ста­ли­ну, что кон­вой со 127-м гвар­дей­ским гор­но-стрел­ко­вым кор­пу­сом к пе­ре­хо­ду на Чу­кот­ку го­тов, но есть со­мне­ния в це­ле­со­об­раз­но­сти та­ко­го пе­ре­хо­да из-за на­сту­п­ле­ния по­ляр­ной но­чи и от­сут­ст­вия жи­лых строе­ний. Вза­мен пред­ла­га­ет­ся вы­са­дить кор­пус по час­тям на Ку­риль­ских ост­ро­вах и Кам­чат­ке (это пред­ло­жил нар­ком ВМФ Н. Куз­не­цов). По­том Ва­си­лев­ский дол­го слу­шал, что го­во­рил Ста­лин, из­ред­ка от­ве­чая “есть!”, “по­нял”. Ва­си­лев­ский по­ло­жил труб­ку и в серд­цах бро­сил Куз­не­цо­ву: “Втя­нул ты ме­ня, Ни­ко­лай Ге­ра­си­мо­вич, в эту ис­то­рию с Ку­ри­ла­ми и Кам­чат­кой”. По­том по­яс­нил: “Ста­лин ска­зал, что на­до опа­сать­ся не по­ляр­ной но­чи и сне­гов, а Тру­мэ­на. Это не Руз­вельт. От Тру­мэ­на мож­но ожи­дать что угод­но. Он не хо­тел окон­ча­ния вой­ны и сей­час раз­ма­хи­ва­ет атом­ной бом­бой. Аме­ри­кан­ские вой­ска на­хо­дят­ся в Япо­нии, Ко­рее, Ки­тае, Гер­ма­нии, Фран­ции. Пы­та­ют­ся нас за­пу­гать, но не за­пу­га­ют. Так что вой­на еще не со­всем за­кон­че­на. Чу­кот­ка ря­дом с Аля­ской, это на­ша зем­ля (!), арен­да ее ско­ро за­кон­чит­ся, и она все рав­но бу­дет на­шей. Сей­час на Чу­кот­ке нуж­ны на­ши вой­ска. Опе­ра­цию про­во­дить”. Так я стал ко­ман­ди­ром по­след­не­го во­ен­но­го кон­воя на Чу­кот­ку.

Я ино­гда раз­мыш­ляю, что имел в ви­ду Ста­лин, го­во­ря, что Аля­ска на­ша зем­ля? За­чем по­на­до­би­лось сроч­но вы­са­жи­вать вой­ска на Чу­кот­ку? Это бы­ло очень не­обыч­ное ре­ше­ние… Впо­след­ст­вии груп­пи­ров­ка войск на Чу­кот­ке бы­ла уси­ле­на. К со­жа­ле­нию, на­ша ис­то­рия не да­ет от­ве­та на этот ос­тав­ший­ся поч­ти не­за­ме­чен­ным де­марш Ста­ли­на в 1945 го­ду. Этим кон­во­ем за­кан­чи­ва­лась “го­ря­чая” вой­на и на­чи­на­лась, как мы уз­на­ли позд­нее, вой­на “хо­лод­ная”»846.

В свя­зи со ска­зан­ным нуж­но вспом­нить ока­зав­ший­ся по­след­ним круп­ней­ший про­ект строи­тель­ст­ва же­лез­ной до­ро­ги по По­ляр­но­му кру­гу. Строи­ли за­клю­чен­ные. Де­ло до кон­ца так и не до­ве­ли…

Лю­ди чув­ст­во­ва­ли, в ка­кую эпо­ху они жи­вут. Дочь Ста­ли­на вспо­ми­на­ет фра­зу од­но­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, близ­ко­го ко­гда-то ее брать­ям, ска­зан­ную в по­след­ний год жиз­ни от­ца: «Эх, сей­час бы са­мое вре­мя на­чать, что­бы от­вое­вать­ся, – по­ка жив твой отец. Сей­час мы не­по­бе­ди­мы!»847

По по­во­ду раз­вер­нув­ше­го­ся вос­ста­ния ком­му­ни­стов в Гре­ции Ста­лин зая­вил прие­хав­шим в Мо­ск­ву в на­ча­ле 1948 г. бол­гар­ским и юго­слав­ским ком­му­ни­стам: «Вос­ста­ние в Гре­ции долж­но быть свер­ну­то… Нет, у них со­всем нет пер­спек­тив на ус­пех. Вы что ду­мае­те, что Ве­ли­ко­бри­та­ния и Со­еди­нен­ные Шта­ты – Со­еди­нен­ные Шта­ты, са­мое мо­гу­ще­ст­вен­ное го­су­дар­ст­во в мiре, – по­зво­лят вам ра­зо­рвать их ли­нию свя­зи в Сре­ди­зем­ном мо­ре! Че­пу­ха. А у нас нет во­ен­но-мор­ско­го фло­та. Вос­ста­ние в Гре­ции долж­но быть ос­та­нов­ле­но, и как мож­но ско­рее»848.

Имен­но Ста­ли­ным был под­го­тов­лен «ве­ли­кий про­рыв» на­ше­го фло­та в оке­ан, ко­гда из при­бреж­но­го он стал мiровым, оке­ан­ским. Вспом­ним сло­ва Ста­ли­на из его об­ра­ще­ния к на­ро­ду по слу­чаю по­бе­ды над Япо­ни­ей о том, что Ку­ри­лы и Юж­ный Са­ха­лин от­ны­не ста­нут «сред­ст­вом пря­мой свя­зи Со­вет­ско­го Сою­за с океа­ном…»849 Ру­бе­жом это­го бур­но­го раз­ви­тия на­ше­го Фло­та, по сви­де­тель­ст­ву ко­ман­дую­ще­го Сре­ди­зем­но­мор­ской 5-й опе­ра­тив­ной эс­кад­ры ад­ми­ра­ла В. Се­ли­ва­но­ва, «был 1952-й год, ко­гда наш крей­сер уча­ст­во­вал на ко­ро­на­ции Анг­лий­ско­го ко­ро­ля. Наш крей­сер “68 БИС” про­из­вел там на­стоя­щий фу­рор свои­ми по­ка­за­тель­ны­ми вы­сту­п­ле­ния­ми. А ведь это бы­ло все­го че­рез семь лет по­сле вой­ны…»850 Пра­во­та это­го на­прав­ле­ния бы­ла до­ка­за­на уже в 1962 г. во вре­мя Ка­риб­ско­го кри­зи­са. Но имен­но Хру­щев, в го­ды прав­ле­ния ко­то­ро­го и имел ме­сто этот ост­рый кри­зис в со­вет­ско-аме­ри­кан­ских от­но­ше­ни­ях, за два го­да до не­го, ув­лек­шись ра­ке­та­ми, зая­вил, что флот как та­ко­вой СССР уже не ну­жен. Тут же в хо­де на­чав­ше­го­ся со­кра­ще­ния фло­та, на Бал­тий­ском за­во­де по­ре­за­ли крей­се­ра «Ав­ро­ра» и «Крон­штадт»851. За два го­да до со­бы­тия, об­ла­дая всей пол­но­той ин­фор­ма­ции, не раз­гля­дел… Ста­лин же за пол­то­ра де­сят­ка лет пред­ви­дел…

В крат­чай­шие сро­ки стра­на, ра­зо­рен­ная вой­ной, ста­ла об­ла­дать ядер­ным и во­до­род­ным ору­жи­ем. У. Чер­чилль спра­вед­ли­во го­во­рил о Ста­ли­не: «Он при­нял Рос­сию с со­хой и ос­та­вил ее ос­на­щен­ной атом­ным ору­жи­ем»852.

По­след­нее об­стоя­тель­ст­во с пол­ной не­со­мнен­но­стью сви­де­тель­ст­во­ва­ло о вы­со­чай­шем уров­не оте­че­ст­вен­ной нау­ки. Фи­нан­си­ро­ва­ние ее бы­ло при­ори­тет­ным все­гда, да­же в тя­же­лей­шие го­ды вой­ны.

Ста­лин умел при­слу­ши­вать­ся к мне­нию при­знан­ных спе­циа­ли­стов сво­его де­ла. В ян­ва­ре 1946 г. он по­лу­чил пись­мо от вы­даю­ще­го­ся уче­но­го П. Л. Ка­пи­цы: «Один из глав­ных оте­че­ст­вен­ных не­дос­тат­ков – не­до­оцен­ка сво­их и пе­ре­оцен­ка за­гра­нич­ных сил. Из­лиш­няя скром­ность – это еще боль­ший не­дос­та­ток, чем из­лиш­няя са­мо­уве­рен­ность. Для то­го, что­бы за­кре­пить по­бе­ду (име­ет­ся в ви­ду по­бе­да в Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­не) и под­нять на­ше куль­тур­ное влия­ние за ру­бе­жом, не­об­хо­ди­мо осоз­нать на­ши твор­че­ские си­лы и воз­мож­но­сти. Сей­час нам на­до уси­лен­ным об­ра­зом под­ни­мать на­шу соб­ст­вен­ную ори­ги­наль­ную тех­ни­ку. Ус­пеш­но мы мо­жем это сде­лать толь­ко то­гда, ко­гда бу­дем ве­рить в воз­мож­но­сти и пре­стиж на­ше­го ин­же­не­ра и уче­но­го, ко­гда мы, на­ко­нец, пой­мем, что твор­че­ский по­тен­ци­ал на­ше­го на­ро­да не мень­ше, а да­же боль­ше дру­гих. Что это так, до­ка­зы­ва­ет­ся и тем, что за все эти сто­ле­тия нас ни­кто не су­мел про­гло­тить…»853

(В этом, а не в ка­ких-ли­бо иных на­ду­ман­ных при­чи­нах сле­ду­ет ис­кать ос­но­ва­ния для раз­вер­нув­шей­ся в стра­не борь­бы с кос­мо­по­ли­тиз­мом и низ­ко­по­клон­ст­вом пе­ред За­па­дом.)

На при­ве­ден­ные на­ми мыс­ли уче­но­го Ста­лин от­ве­тил в сво­ей ре­чи пе­ред из­би­ра­те­ля­ми в фев­ра­ле 1946 г.: «Осо­бое вни­ма­ние бу­дет об­ра­ще­но на ши­ро­кое строи­тель­ст­во вся­ко­го ро­да на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских ин­сти­ту­тов, мо­гу­щих дать воз­мож­ность нау­ке раз­вер­нуть свои си­лы. Я не со­мне­ва­юсь, что ес­ли мы ока­жем долж­ную по­мощь на­шим уче­ным, они су­ме­ют не толь­ко дог­нать, но и пре­взой­ти в бли­жай­шее вре­мя дос­ти­же­ния нау­ки за пре­де­ла­ми на­шей стра­ны»854.

Вся стра­на бы­ла по­кры­та се­тью кон­ст­рук­тор­ских бю­ро, на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ских ин­сти­ту­тов, ака­дем­го­род­ков, ин­фра­струк­ту­ра ко­то­рых по­зво­ля­ла уче­ным ра­бо­тать с пол­ной са­мо­от­да­чей, не от­вле­ка­ясь на обыч­ные бы­то­вые не­удоб­ст­ва, ко­то­рые пре­тер­пе­ва­ла стра­на в во­ен­ное и по­сле­во­ен­ное не ме­нее труд­ное вре­мя. По­нят­но, что при­клад­ные за­да­чи обо­рон­но­го ха­рак­те­ра не мог­ли быть ре­ше­ны без раз­ви­тия и от­кры­тий на тео­ре­ти­че­ском уров­не, на ма­ги­ст­раль­ных пу­тях раз­ви­тия нау­ки. И та­кие от­кры­тия бы­ли. Дос­та­точ­но вспом­нить дос­ти­же­ния, пусть и яв­лен­ные в го­ды прав­ле­ния Н. С. Хру­ще­ва, од­на­ко за­ло­жен­ные еще при Ста­ли­не, в по­сле­во­ен­ное труд­ней­шее для стра­ны вре­мя.

Вот лишь не­ко­то­рые из них:


6368557683438856.html
6368605613977623.html
6368708393649709.html
6368791689900451.html
6368941218146558.html